Руководство по разработке му́ды

mura-muri-mudi-verspilling-overbelasting-ongelijkheidИзучая статистику посещений блога по архитектуре информационных систем за прошлый год, я обнаружил, что заметка Функциональные карты и диаграммы вариантов использования оказалась безусловным лидером. Вероятной причиной тому – вымышленная история о постижении одним ведущим бизнес-аналитиком практик использования функциональных карт. Сохранив главного героя, немного ленивого, немного архаичного, но еще не забывшего основы UML и, возможно, пользующегося авторитетом в трудовом коллективе, я буду вести повествование от его имени. Итак, мы возвращаемся к нашему бизнес-аналитику в тот момент, когда он с интересом изучает план научно-исследовательских работ на текущий год.

В нашем климате март – зимний месяц. Потому нет ничего страшного, что к реализации плана НИР мы приступили только сейчас. Руководитель попросил меня раскидать пункты плана в дорожную карту, исходя их приоритетов, трудоемкости и наличия свободных ресурсов. И вот когда большая часть инициатив уже приняла форму диаграммы Ганта, я столкнулся с некоторой проблемой. Очередной пункт заявки на проведение научно-исследовательских работ назывался: «подготовка методических рекомендаций, нормативной базы и организация бизнес-процесса разработки муды». Немого погугулив я обнаружил, что термин “му́да” (с ударением на первом слоге) относится к области бережливого производства(lean) и обозначает потери – любую деятельность, потребляющую ресурсы, но не создающую ценность для клиента. Что используется этот термин обычно в связке 3М: “муда-мура-мури”. Мура – неравномерность выполнения работы, а мури – перегрузка оборудования или операторов, по сравнению с расчетной нагрузкой.  И что существуют семь видов муды: вызванные перепроизводством, потерей времени из-за ожидания, ненужной транспортировкой, лишними этапами обработки, чрезмерными запасами, ненужными перемещениями внутри организации и дефектной продукцией. Вероятно, кто-то из сотрудников, которых мы решили сократить в конце прошлого года, зло пошутил, включив этот пункт в список научно-исследовательских работ. А быть может кто-то из оставшихся, а значит ценных и незаменимых сотрудников, неправильно сформулировал свои мысли.

В общем, не желая откладывать проблему в долгий ящик, я тут же позвонил руководителю службы бизнес-анализа. Руководитель на мой звонок не ответил. Наверное, как всегда на каком-нибудь совещании решил я, придется подождать. В голове промелькнула мысль: вот из-за вечной занятости руководителей и создается эта самая му́да. Отогнав эту глупую мысль, я вбил в календарь начальника получасовую встречу на 18:00. Конечно, вопрос можно было бы решить и за 10 минут, но продолжительности собрания в outlook, по умолчанию занимает полчаса. К завершению рабочего дня я подошел к кабинету руководителя, расположенному в соседнем здании. И снова му́да – послышалось в голове. Нет, так нельзя. Надо просто взять и решить  несложный рабочий момент.

– Как дела? – приветствовал меня руководитель службы.

– Да, понимаешь, в план НИР включили один дурацкий пункт – ответил я, протягивая функциональную карту – создание рекомендаций по разработке муды́ или му́ды. Начальник улыбнулся.

– Не хочешь ли ты сказать, что из-за этой му́ры или муры́ нам придется пересогласовывать утвержденный генеральным директором перечень работ?

– Нет конечно! – уверенно отвечал я – просто мне хотелось бы запихнуть эту работу куда-нибудь в IV квартал. Я протянул драфт диаграммы Ганта, на которой пунктиром была оконтурена активность по разработке му́ды.

– Ни в коем случае! – оживился начальник – Чутье мне подсказывает, что разбираться с этим мы будем не один месяц. Ничего страшного, что в наш план попала не очень понятная активность. Мы всегда немного перезакладываемся при планировании научно-исследовательских работ. Пусть будет скромный бюджетный запас. Но начинать прорабатывать эту тему надо прямо сейчас. Завтра же собери встречу с проектным офисом, позови на неё архитекторов, экспертов по управлению бизнес-процессами, ну, в общем всех, кто так или иначе связан у нас с мудо́й. И не особо не вдавайся в рассуждения о том, что это такое. Не все у нас в организации пользуются Википедией. Может всё ещё и пройдет.

Вернувшись на рабочее место, я тут же разослал приглашение. Кроме перечисленных выше функций, я решил позвать экспертов по информационной безопасности, специалистов из нормо-контроля и, конечно же, отдел управления качеством. На следующее утро мы уже заседали в большой переговорной.

– Рад всех приветствовать в этот мартовский день! – начал я совещание, обведя взглядом внушительный по количеству и составу участников коллектив. – Нам предстоит довольно оперативно сформировать задание на НИР по разработке муды. Термин мУда, обратите внимание, ударение обязательно делается не первом слоге, относится к области бережливого производства. Сами знаете: лин, канбан, в общем тойота системз.

Главный архитектор прервал меня вопросом:

– Это что-то из области нематериальных активов?

– Вот-вот, именно так, это когда активы становятся нематериальными – съязвил я, собираясь поведать участникам совещания что же такое муда. Но сделать это у меня так и не получилось. Перебивая друг друга, ребята пустились в бурное обсуждение:

– В отчете аудиторов за прошлый год что-то было об этом написано. – заметила руководитель отдела закупок. – Поступаем стандартно. Вы делаете задание на НИР, а мы объявляем конкурс.

– Давайте сначала разберемся, о чем идет речь. – прервал её эксперт по управлению качеством. – Что такое эта ваша муда: база знаний, экспертная система, презентация? Нам надо знать, что тестировать в ходе приемо-сдаточных испытаний.

– Вот именно – поддержал его безопасник – Какая будет модель угроз? Где проходит периметр безопасности?

– Да замолчите вы все! – вступила в дискуссию миловидная эксперт по управлению бизнес-процессами. – Давайте сначала договоримся о процессе производства муды, владельцах, ответственных, показателях эффективности. Кто будет заводить заявки на разработку этой самой муды?

– Любой сотрудник организации. – вернулся в дискуссию я. – Муда может быть семи разных видов.

– Отлично! – перебила меня королева бизнес-процессов. – Кто будет классифицировать такие обращения? Наверное, вы, бизнес-аналитики!

– Конечно, кто-же еще! –  устало кивнул я.

– Тогда и задание на НИР писать вам! Давайте не будем сейчас углубляться в технические детали. Ответственный за муду определен и это главное. Лучше расскажите, как мы отобразим результаты этой деятельности. Нужны  будут красивые дашборды для руководства?

– Безусловно. И дашборды и еженедельные отчеты – согласился я.

– У нас сейчас очень много заявок на дашборды. – проснулся руководитель департамента разработки. – Мы не сможем взять еще один проект.

– Сможете! – авторитетно включился в дискуссию руководитель проектного офиса. – Все дело в приоритетах. Назначат этому проекту первый приоритет, отложите менее приоритетные работы и переключитесь на эту. Кстати, когда от вас ждать паспорт проекта? – обратился он уже ко мне.

Через неделю я уже докладывал проектному комитету целесообразность инициации нового проекта. Дабы не вызывать лишних вопросов, слова “муда-мура-мури” в презентации были написаны японскими иероглифами, скриншоты с дашбордами, как и функциональную карту пришлось взять из другого проекта. Предварительно мы отметили на ней подразделения, заинтересованные в производстве муды и выделили среди них ключевых заказчиков. Выступление прошло «на ура!». Вопросы были только у финансового директора. Он предложил пропустить этап предварительного анализа и приступить непосредственно к разработке системы управления мудой. Я не возражал. В конечном счете, собственные компетенции по разработке му́ды у нас достаточно развиты. Зачем привлекать дорогих консультантов на разработку того, что мы отлично сделаем сами!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.